Китай на карте Крыма

Китай на карте Крыма

Крым должен был стать важной точкой на карте китайского проекта «Один пояс, один путь». Но после оккупации украинского полуострова Россией масштабные проекты были заморожены. Хотя точечное сотрудничество с КНР не прекратилось.

Украина была среди первых стран мира, которые присоединились к реализации интеграционного проекта Си Цзиньпина «Один пояс, один путь», а ее лидеры установили доверительные отношения с высшим китайским руководством, ‒ в «повестке дня» был приход в Украину крупных китайских инвесторов. Незадолго до Майдана и российской агрессии 2014 г. Украина согласовала передачу Китаю части территории Крыма для создания т.н. крымской зоны экономического развития, которую Пекин включил в свой проект «Пояс Шелкового пути». В декабре 2013 г. был подписан меморандум о финансируемом китайскими инвесторами строительстве в Сакском районе вблизи Евпатории глубоководного порта. Как затем разъясняла «Жэньминь жибао», строительство глубоководного порта в Крыму позволило бы Пекину сократить примерно на 6 тыс. км торговый маршрут из КНР в Европу. Китай смог бы отправлять свои грузы в Европу через Суэцкий канал и Средиземное море, минуя Гибралтарский пролив. Вокруг этого нового порта планировалась индустриальная зона на 300 тыс. кв. м.

Кроме того, Украина и Китай планировали совместно заняться реконструкцией и развитием Севастопольского морского рыбного порта и созданием вокруг него зоны высокотехнологичной индустрии. Строительство должно было стартовать в конце 2014 г. Китайские инвестиции в портовую инфраструктуру составили бы около $3 млрд. И это была бы лишь первая фаза по освоению Китаем крымской экономической зоны.

Вторая фаза, по данным «Жэньминь жибао», предполагала строительство в Крыму аэропорта, верфи, нефтеперерабатывающего завода, производственной базы сжиженного природного газа, учебных центров, а также обустройство пляжей. На втором этапе китайские инвестиции должны были составить $7 млрд. Как пояснял представитель китайской стороны проекта Ван Цзин, срок реализации планировался не более двух лет, а прибыль ожидалась примерно через шесть лет после ввода всех объектов в эксплуатацию.

В свой визит в КНР в самом конце 2013 г. президент Украины Виктор Янукович подтвердил премьеру Госсовета КНР Ли Кэцяну свою заинтересованность в укреплении стратегических связей с Китаем. В числе приоритетных вопросов взаимодействия двух стран он называл авиастроение, энергетику, космическую отрасль, развитие инфраструктуры и «создание Великого шелкового пути», транспортным и экономическим узлом которого должен был стать Крым.

После оккупации полуострова в 2014 г. действие достигнутых соглашений было остановлено. После введения санкционного режима лишь отдельные китайские компании рисковали заходить в Крым или иметь к нему какое-либо отношение. Так, по данным крымской журналистки Валентины Самар, в ноябре 2015 г. китайское судно-кабелеукладчик JIAN JI 3001 (компания-владелец ‒ Shanghai Foundation Engineering Group Co, Ltd.) зашло в закрытый Украиной керченский порт Камыш-Бурун, а потом начало прокладывать кабель через Керченский пролив. После публикации в СМИ прокуратура АР Крым открыла уголовное производство по ч. 2 ст. 332-1 Уголовного кодекса (нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию). Другую китайскую компанию ‒ государственная CNBM International, вложившуюся еще в 2013-м в солнечные проекты «Актив солар» братьев Клюевых, обвинили в том, что она является бенефициаром кредитной задолженности, которая обеспечивается залогом нескольких гелиокомпаний в Крыму, получивших почти миллиардный российский подряд на производство электроэнергии. В CNBM International распространенную информацию назвали неправдивой. Еще одна, неназванная китайская компания поставила фирме крымского спикера Владимира Константинова оборудование для Шархинского карьера. Сам В. Константинов прокомментировал приход в санкционный Крым китайских компаний в том смысле, что «идут процессы. Они, может быть, не такие быстрые, как нам бы хотелось, но уже такого страха, как раньше, у них нет».

В 2016 г. с целью развития сотрудничества с КНР распоряжением «главы Республики Крым» была создана Рабочая группа по вопросам развития сотрудничества Республики Крым с КНР. В рамках Рабочей группы был сформирован План мероприятий по развитию сотрудничества Крыма с КНР. Сообщалось, что в результате проделанной работы налажено взаимодействие с ООО «Русско-Азиатский Центр Делового Сотрудничества», с которым достигнуты договоренности о привлечении целевых бизнес-кругов из КНР для посещения Крыма с целью ознакомления с инвестиционным потенциалом полуострова. В Китае была создана Международная ассоциация «Друзья Крыма» (в других документах ‒ «Китай ‒ Крым», председатель ‒ Гэ Чжили).

Представители подконтрольного Кремлю крымского правительства не раз заявляли об интересе китайских инвесторов к участию инфраструктурных проектах Крыма, промышленной сфере, в том числе судостроении, машиностроении и переработке сельскохозяйственной продукции в Крыму.

В реальности это сотрудничество вылилось в попытку привлечь в Крым китайских фермеров-овощеводов, которую курировал постоянный представитель Республики Крым при президенте РФ Георгий Мурадов. В конце 2017 г. в отдельных районах Восточного и Северо-Восточного Крыма были зарегистрированы открытые акционерные общества, которые получили статус «участника свободной экономической зоны». Учредителями в документах были указаны китайцы. Этим хозяйствам были предоставлены преференции при оформлении гастарбайтеров, поля, «заброшенные» совхозы с техникой и складскими помещениями. Однако после конфликта с местными производителями и негативных откликов в российской прессе местные власти свернули деятельность этих ОАО.

В 2017 г. распространился слух о проекте строительства в Крыму 16 причалов для яхт общей стоимостью $20 млрд., о котором китайские предприниматели якобы планировали объявить в ходе Ялтинского международного экономического форума. Но в дальнейшем слух не подтвердился.

Читайте: Без конкретики: новой азиатской стратегии Украины не хватает глубины

В отсутствие китайских инвесторов в Крыму, крымские предприятия пытаются прорвать санкционную блокаду и выйти со своей продукцией на китайский рынок. Некоторым это удается, ‒ так, свою продукцию в Китай уже поставляют крымские производители мороженого, виноделы и производители пива. Весной 2020 г. возобновил поставки в Китай старейший завод крымских вин «Массандра». Комбинат «Крымская роза», специализирующийся на выпуске оригинальной косметики из местного сырья, в конце 2018 г. подал заявку на участие в Alibaba.com, и в декабре 2019 г. был зарегистрирован. На площадке Alibaba крымскому производителю присвоили статус Gold supplier, что предполагает страховку рисков в сделках с этим партнером со стороны администрации ресурса.

Тем не менее, российские правительственные, деловые и экспертные круги прекрасно понимают, что на данный момент Китай не воспринимает Крым как интегральную часть России, с которой необходимо считаться и естественно сотрудничать. По словам российского востоковеда, профессора НИУ «Высшая школа экономики» Алексея Маслова, крымско-китайское сотрудничество возможно пока лишь в форматах бизнес-сотрудничества, гуманитарных и онлайн-проектов: «Нужно, например, создавать побратимские отношения в онлайн-режиме с китайскими провинциями, чтобы сделать и образовательные платформы, и бизнес-платформы, и инвестиционные платформы… Сейчас просто не хватает с российской стороны специалистов, которые могли бы провести грамотные, очень аккуратные переговоры с Китаем. Ну, а Китай всегда занимает в таких ситуациях выжидательную позицию, поэтому готовим специалистов и начинаем работать». Т.е. игра для российских властей предстоит вдолгую.

Богдан Галь, Владимир Головко

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *