Китай понимает, что война в Европе вредит его интересам - Сергей Корсунский в интервью ТСН

Китай понимает, что война в Европе вредит его интересам - Сергей Корсунский в интервью ТСН

Чрезвычайный и полномочный посол Украины в Японии Сергей Корсунский в интервью ТСН.ua рассказал, может ли поменяться позиция Пекина относительно войны в Украине, что сейчас происходит в Азии и так ли поддерживает Путина Си Цзиньпин, как говорит российская пропаганда. SilkBridge приводит часть этого интервью.

В частности, дипломат прокомментировал наблюдение журналиста, что в риторике Китая и Турции по поводу войны в Украины, которую они транслируют у себя — будто во всем виноваты США и НАТО, прослеживается интересная параллель. По его мнению, анализ и контекст — разные. Корсунский, который восемь лет был послом Украины в Турции, считает, что для нее это, скорее сугубо экономическая позиция, и позиция Эрдогана, заключавшаяся в том, что он в первую очередь думает о Турции, о том, что она должна быть влиятельной страной, и ради этого готов идти на серьезные компромиссы.

«И я видел эти качели: они сбили самолет (российский Су-24 2015 года – ред.), потом помирились с Россией, после этого в Сирии поссорились, потом помирились с Ираном. И постоянно при этом существует критика в адрес Запада и США. Турция очень нервно реагирует, когда США критикуют ее за некоторые вещи в области прав человека. Эрдоган к этому очень плохо относится. Потому это не удивительно», — отметил дипломат.

Относительно Китая, говорит посол Украины в Японии, ситуация другая.

«Китай – это вторая экономика мира, которая развивается очень активно. Это безумная экономическая мощь, от которой зависит «здоровье» еще 200 стран во всем мире, в том числе очень мощных. Торговля Китая с США, давайте просто представим себе этот масштаб, — это $750 млрд. И из ЕС — $820 млрд. Итого — это $1,5 трлн. Китай хочет, настаивает и требует, что его мнение и позиция должны быть услышаны. Что интересно, посмотрите: несмотря на то, что там у власти Коммунистическая партия, Китай никогда и нигде не говорит, что нужно коммунистическую идеологию распространить по миру, как это делала Коммунистическая партия СССР.

Во-первых, Китай говорит – Тайвань. То есть, «единственный Китай» — это абсолютно железобетонная позиция, и с нее Китай не сойдет.

Во-вторых, Китай говорит о своем праве строить так общество, как он считает целесообразным. Модель китайского общества иная, чем западная. Это очевидно. И в тех странах, где Китай многое инвестирует, он эту модель пропагандирует. Это не идеология, а социальная модель, которая в принципе больше тяготеет к более автократической власти.

Очень важно мне кажется, что в США президент Байден настроен все же на конструктивный диалог с Китаем. В четверг, 28 июля, между Байденом и Си Цзиньпином состоялся важный телефонный разговор, говорили о Тайване, где есть нюансы с возможной поездкой Нэнси Пелоси (спикер Палаты представителей США – ред.). Китай очень нервно среагировал на это, и это очевидно. А еще есть вопросы COVID-19. Китай утверждает, что он не имеет к этому отношения, но мы знаем позицию США. Есть проблемы уйгуров.

Но есть понимание, что во всеобщих интересах всего мира, чтобы США и Китай имели конструктивный диалог. Они должны говорить друг с другом. Кажется, это уже пятый их разговор с тех пор, как Байден стал президентом. И не исключается, что они трудятся над личной встречей. И это, по моему мнению, очень важно даже в отношении нашей войны. В чем нюанс? Если почитать заявления Китая, то вы увидите полностью «Russia Today» – это просто Скабеева с Соловьевым. И это очень плохо. Я немного знаю, как устроено экспертное и аналитическое общество Китая, поэтому не удивляюсь, что они фактически полностью повторяют российские нарративы. Россияне невероятно активно работают с Китаем. Это просто беспрецедентно, какие ресурсы подкреплены под вроде бы такую склонную к России позицию Китая.

С другой стороны, Китай очень хорошо понимает, что война в Европе вредит его интересам. Поэтому, знаете ли, риторика одна, но на самом деле факты показывают, что Китай сейчас резко снизил инвестиции в Россию. Некоторые китайские компании вышли из РФ, потому что они глобальные. Китай – другая страна. Это суперэкономика, супергосударство. И я думаю, что мы сегодня видим процесс еще определения политики Китая в отношении нашей войны тоже. Она не конечная. Следует ожидать, что результаты мы увидим в сентябре. Ибо в Китае есть такая традиция: каждый август вся политическая и интеллектуальная элита страны в месяц выезжает в курортный город Бейдахе в 300 км от Пекина на побережье океана, где продолжаются очень серьезные внутриполитические дискуссии и вырабатывается политика. И то, что там будет происходить, на пленуме ЦК КПК становится реальностью. Это ежегодная подобная модель.

Поэтому я думаю, что сейчас все предпринимаемые международным сообществом усилия — это чтобы подкрепить Китай мнением, что надо отходить от риторики конфликта. Джо Байден еще раз заверил Си Цзиньпина, что нет изменений в политике Тайваня, что США придерживаются прежней позиции, и никто не собирается ничего менять. И это важно, как важно также, что этой осенью Си Цзиньпин будет избираться на третий срок. То есть, для него сейчас стоит ключевой вопрос – какую позицию выбрать. Она будет глобальна на следующие пять лет – как Китай себя позиционирует в отношении крупнейших торговых партнеров и России. И думаю, что сейчас там идет серьезная интеллектуальная борьба за то, что Китай выберет», — отметил Сергей Корсунский.

По его мнению, для Украины это очень важно. Он не думает, что КНР будет рисковать попаданием под санкции и помогать России.

«С другой стороны, нейтральной позиции нам мало. Нам бы хотелось, чтобы Китай все же понял: $1,5 трлн торговли с ЕС и США важнее $140 млрд торговли с Россией, притом при всем, что там ресурсы. Поэтому давайте еще подождем, не будем делать преждевременных выводов. Также кстати и с Турцией, где экономическая ситуация очень серьезная, там есть проблемы. Поэтому она не может потерять столь важного торгового партнера, как Россия. С другой стороны, Турция принципиально не признает аннексию Крыма ни при каких условиях – это очевидно. И ее позиция относительно войны, что это противозаконная, ничем неспровоцированная агрессия, также бесспорна. Это тоже для нас важно. Турция – это ключевой игрок в Черном море. Поэтому мы будем видеть баланс, который будет смещаться в соответствии с тем, как наши ВС будут себя показывать, насколько мы будем успешны дипломатически, и насколько успешно будет дипломатия G7», — говорит посол Украины в Японии.

Сергей Корсунский также ответил на вопрос, можно ли говорить о том, что Китай хочет свержения мирового послевоенного порядка, а победа Украины просто не вписывается в эти планы. Он считает, что этого хочет Россия, а КНР – нет.

«Китай желает неограниченной способности развиваться. Китай, как они это любят говорить, мыслит тысячелетиями. Они никуда не торопятся. Их совершенно не беспокоит порядок в Европе – делайте что хотите. Но не ограничивайте наши (Китая – ред.) возможности, не диктуйте нам, как себя вести внутри Китая. Они органически не воспринимают критику, скажем, относительно политики уйгуров. Китаю ничего не нужно валить. Но Пекин хочет, чтобы позиция Китая учитывалась на равных с позицией стран Запада. Хотите конкуренции? Давайте, но не ограничивайте наши возможности для экономической экспансии. А, честно говоря, такая борьба на уровне корпораций, торговых политик есть.

Это Россия хочет свержения мирового порядка. Понимаете, они сами упустили тот шанс, который им дали. После развала СССР они могли использовать свои совершенно фантастические природные ресурсы, чтобы инвестировать в свое развитие, будучи сегодня более мощной страной, чем они есть. Однако за 30 лет Китай увеличил ВВП в 30 раз, а Россия потеряла по сравнению с ВВП СССР вдвое. То есть ВВП СССР на 1991 год – $2,8 трлн, а ВВП России сегодня – $1,7 трлн. О чем мы говорим? Все ресурсы остались у них: алмазный фонд, золотые запасы. И при этом они пошли вниз. Ну, потому что нужно же в людей инвестировать, в развитие, а не в оружие. А Китай инвестирует в развитие, и в сумасшедших объемах. И недавно прозвучала даже чуть-чуть неожиданная новость, что они уже научились делать 7-нанометровые чипы. Это уже приближение к очень современному уровню. Если они научатся делать чипы… Они уже 6G собираются строить. Поэтому Китай – суперигрок, который не будет просто разрушать мировой порядок. Зачем? Напротив. ВТО – и прекрасно. Совбез ООН – только так, только коллективно. Поэтому Китай занимает совершенно отличную от России позицию», — отметил Сергей Корсунский.

Дипломат также прокомментировал, почему Китай так и не помог РФ, и может ли это значить, что Пекин глобально увидел, что Путин проиграл.

«Нет, они не хотят подпадать под санкции, потому что интересы Китая глобальны. Инвестиции за границу Китай осуществляет преимущественно через госкорпорации и банки. Скажем, один и тот же банк осуществляет инвестиции условно говоря в «Ямал», и одновременно где-нибудь в Малайзию или Индонезию. Поэтому если они осуществляют инвестицию и подпадают под санкции, а затем выходят в другую страну, то тоже подпадают под санкции. Потому они не хотят рисковать. Зачем? Интересы в мире гораздо больше, чем исключительно в России. Интересы в России очень важны для Китая – это источник ресурсов. Знаете, как Караганов (председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике РФ – ред.) теперь называет Россию? Стратегический тыл Китая. Мне очень нравится. Верно. Их место – это стратегический тыл Китая. Мне кажется, даже Huawei начал выходить из проектов в России. Ибо, зачем, когда у него пол мира, где есть возможность инвестировать и развивать системы коммуникаций, и здесь какая-то Россия, под санкциями. То есть, в действительности Китай уже и не так присутствует там. В то же время, я думаю, что политическая риторика до сентября пока будет сохраняться. Ибо для того, чтобы ее изменить, нужно, чтобы состоялся процесс переосмысления внутри политической и интеллектуальной элиты Китая. И этот процесс будет проходить в августе.

Корсунский также ответил на вопрос, мог ли Путин предупредить Си Цзиньпина о войне, когда летал в Пекин 4 февраля на открытие зимних Олимпийских игр за 20 дней до полномасштабного вторжения в Украину.

«Мы знать не можем. И дело даже не в том, верю ли я, не верю ли. Здесь, в Азии, было очень много публикаций на этот счет. И общее мнение японских аналитиков (и не только их, потому что здесь печатается мнение многих американцев и европейцев), в Сингапуре есть мощные аналитические центры, которые, скорее всего, Путин предупредил Си Цзиньпина, потому что не хотел его подставить. И он сказал ему: три дня и все закончится. Когда этого не произошло, для Китая это был колокольчик, что Путин не контролирует ситуацию настолько, насколько он обещал.

Второй фактор, которым в Китае очень озабочены, – это оружие, которое Россия продала Китаю, в том числе самолеты. Как выяснилось, их «фантастические» Су-35 можно сбить с помощью переносного ЗРК Stinger. Для Китая это был шок. Потому что им рассказывали, что это супер техника, сумасшедших денег стоит. То есть Китай осознает, что Путин, когда говорил с Си Цзиньпином, скорее всего находился под влиянием своего окружения, которое сказало: столько-то «консервов» отправлено в Украину, что Украина слаба, что есть критика власти, что есть основания считать, как только колонны протяженностью 70 км появятся вблизи Киева, он упадет.

Потому, думаю, в Китае почувствовали, что Путин очень сильно ошибался. И слава Богу. Украина показала свою силу. Другое дело, что резко менять политику Пекин не будет. Но я думаю, и это мнение основывается на тех аргументах, которые я читал, очень много было публикаций на эту тему, что, скорее всего, Путин этим подставил Си Цзиньпина», — ответил посол.

Дипломат также поделился мнение, начал бы Китай военную интервенцию на Тайвань, Если бы Путину удался его блицкриг.

«Нет. И я не думаю, что эти вещи связаны напрямую. Другое дело, что это увеличило бы вероятность, что Китай бы рассматривал силовой сценарий. Тайвань очень хорошо вооружен. И это будет серьезный конфликт. США однозначно предупредили, что они будут вмешиваться в конфликт, как и Япония и некоторые другие страны региона. Может это прозвучит чуть ли не научно, но Россия своей агрессией увеличила всеобщее понимание в мире, что агрессия возможна, и многие страны начали рассматривать такой сценарий. Ну, чего Северная Корея признала «ДНР»/»ЛНР»? Почему в этом году она начала стрелять в сторону Японии беспрецедентное количество ракет? Зачем Россия и Китай стали проводить чаще военные учения вокруг Японии?

Поэтому я думаю, что эта общая агрессивность увеличилась. И это плохо. Но прежде чем идти на Тайвань, Китаю нужно решить, что делать с производством чипов, потому что оно сконцентрировано на Тайване. И нужно понимать, что Тайвань будет обороняться, и ему будут помогать. Зачем это сегодня нужно Китаю? Они будут полностью удовлетворены действующей политикой. Поэтому, думаю, сейчас Китай сконцентрируется именно на этом, потому что там с экономикой тоже все не очень хорошо. Им нужно сейчас выходить из этого ковидного кризиса. И Си Цзиньпину сейчас перед выборами совершенно не требуется конфликта, который может нанести ущерб его имиджу», — рассказал дипломат.

Источник: ТСН.ua

 

Подписывайтесь на наш телеграм-канал. Инсайды о Китае — без лицемерия и пропаганды.

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.