Ожидание vs реальность: Украина подстраивает азиатскую стратегию под свои возможности

Ожидание vs реальность: Украина подстраивает азиатскую стратегию под свои возможности

Стратегия украинского МИДа на азиатском направлении все еще недостаточно детализирована, но, судя по заявлениям, в ней уже начинает учитываться страновая/региональная специфика и осознаются объективные сложности реализации крупномасштабных инвестиционных проектов.

25 мая курирующий китайское направление заместитель министра иностранных дел Евгений Енин провел встречу с послом КНР в Украине Фань Сяньжуном. Стороны обсудили сотрудничество в инфраструктурной и сельскохозяйственной сферах, а также наметили планы по активизации политического диалога после нормализации эпидемиологической ситуации в мире. Стороны констатировали неизменность взаимной поддержки в чувствительных для сторон вопросов. Посол КНР подтвердил уважение Китаем суверенитета, территориальной целостности и независимости Украины. Заместитель министра выразил благодарность китайской стороне за предоставление гуманитарной помощи для преодоления распространения коронавирусной инфекции в Украине.

4 июня Владимир Зеленский выступил с инициативой визовой либерализации для Китая и ряда других стран, граждане которых стремятся приехать в Украину с туристической целью. «Самое главное ‒ Китай, потому что там невероятное количество туристов, которые хотят в Украину», ‒ сказал президент. Он напомнил, что в Украине визовая политика заключается в том, что для той страны, которая отменяет визы для украинцев, Украина зеркально отменяет визы для граждан этой страны. Но «сейчас, наверное, не то время. Нам надо конкурировать за туриста, поэтому я считаю, что надо отменить», ‒ сказал В. Зеленский.

Читайте: Без конкретики: новой азиатской стратегии Украины не хватает глубины

9 июня Е. Енин дал интервью информагентству «Interfax ‒ Украина», значительная часть которого была посвящена именно реализации новой азиатской стратегии МИДа. Замминистра отметил значительный потенциал сотрудничества Украины и большинства стран азиатского региона в торгово-экономической, научно-технической, культурной и военной сферах. Площадкой, на которой мог бы развиваться дву- и многосторонний диалог, мог бы выступить АСЕАН, заявку о присоединении к которому Украина уже подала.

Министру иностранных дел подготовили и презентовали т.н. «dashboard», где выделены приоритеты по каждой стране-партнеру в регионе, разделенные на четыре группы. Первая группа ‒ работающие и успешно реализуемые проекты. Вторая ‒ проекты, которые наши предприятия хотели бы реализовывать в Азии. Третья ‒ проекты на территории Украины, в которых заинтересованы азиатские партнеры. Четвертая группа ‒ открытые вопросы, требующие быстрого решения.

В словах Е. Енина прозвучало осознание того важного для реализации стратегии факта, что не все составляющие успеха находятся в компетенции МИДа. Так, доступ на рынки требует информированности, соответствия фито-санитарным требованиям, согласование технических регламентов, заключение двусторонних соглашений. Увеличение инвестиций предполагает соответствующий (и отсутствующий в стране) бизнес-климат, верховенство права, заинтересованность регионов в приходе инвесторов, их состязательность за лучшие условия с точки зрения инфраструктуры, льготного налогообложения, обеспечения квалифицированного персонала. В этих условиях сотрудники МИДа видят свою общую задачу, прежде всего, в содействии выходу украинского бизнеса на азиатские рынки, а на ближайщую перспективу ‒ в демонстрации отдельных success stories в сотрудничестве с Министерством экономического развития и торговли, Торгово-промышленной палатой, бизнес-ассоциациями.

11 июня новый посол Украины в КНР Сергей Камышев дал развернутое интервью газете «День». Насколько его появление было согласовано по срокам с интервью Е. Енина ‒ неизвестно.

По мнению С. Камышева, сегодня для Украины открылось «новое окно возможностей» в вопросе восстановления полноценных и продуктивных отношений с КНР. В активе украинской стороны позиция президента Владимира Зеленского, участие экономических министерств обоих государств в разработке «Программы сотрудничества между Украиной и КНР на период до 2025 года в рамках совместного создания «экономического пояса Шелкового пути и морского Шелкового пути XXI века», перезагрузка Совета экспортеров и инвесторов, заседание Украинской части украинского-китайской межправительственной комиссии с участием бизнеса. Эти сигналы были положительно восприняты в КНР, и сейчас рассматривается вопрос приглашения украинской делегации во главе с министром иностранных дел для участия в ІІІ-й Китайской международной выставке в Шанхае, которая является серьезной платформой по позиционированию государств и их корпораций на китайском рынке.

Что касается форматов регионального сотрудничества, то, по мнению украинского посла, в формате «16+1», который после присоединения Греции превратился в «17+1», Украина должна стать, по меньшей мере, наблюдателем. И первым шагом для вхождения в формат могла бы стать реализация одного-двух проектов с участием Украины, Китая и одной-двух стран ЦВЕ. А вот перспектив присоединения Украины в качестве наблюдателя или партнера по диалогу к ШОС, одним из лидеров которой является Россия, С. Камышев не видит.

Судя по словам С. Камышева, при назначении перед ним была поставлена задача наладить результативный обмен визитами высшего и высокого уровня. Другими словами, организовать первый визит в КНР президента и министра иностранных дел Украины, содействовать проведению очередного совместного заседания Межправительственной украинско-китайской комиссии, межпарламентским, межправительственным и межпартийным обменам. В частности, надежда возлагается на официальное приглашение В. Зеленского принять участие в работе III-го форума международного сотрудничества «Один пояс, один путь» в апреле следующего года. Как известно, это крупнейшая в Китае диалоговая платформа, которая проводится в Пекине раз в два года при участии председателя КНР Си Цзиньпина.

Посол отметил, что стратегическое партнерство между Украиной и КНР пока в значительной степени остается декларативным. Китайский бизнес в Украине не привлекают низкие темпы экономического роста, техническое отставание, высокий уровень коррупции, зависимая судебная система и долгие бюрократические процедуры, что не зависит от (не)успешности работы украинского посольства и реализации прорывных стратегий МИДа.

Что касается громкого дела «Мотор Сичи», то, по словам Сергея Камышева, «стоило бы задуматься: куда смотрели мы, когда на кон перспектив отношений с обоими крупнейшими стратегическими партнерами наши экс-руководители решили сделать ставку с помощью довольно одиозного китайского олигарха». Решения проблемы, похоже, ни у кого на сегодня нет, и ситуацию предпочитают не выводить из сложившегося треугольника «СБУ ‒ суды ‒ Антимонопольный комитет Украины». Но если листинг компании Ван Цзина будет остановлен Шанхайской биржей, то Антимонопольному комитету Украины придется учесть новые обстоятельства при принятии окончательного решения. Помня при этом, что позиция Пекина заключается в «невмешательстве государства в коммерческую деятельность китайских компаний» в Украине, но лишь до того момента, пока их законные интересы не будут нарушаться в силу тех или иных причин. Единственный выход из сложившейся ситуации Камышев видит в поиске компромисса за столом переговоров с участием чиновников, финансистов, юристов, дипломатов, партнеров и бизнесменов. Невозможность организовать такие переговоры без участия китайской стороны кажется очевидной.

Богдан Галь, Владимир Головко

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *