Украина-Китай: итоги 2019 года

Украина-Китай: итоги 2019 года

Если кратко, то прошедший год можно охарактеризовать так — «молодой лис почти переправился, но вымочил свой хвост…» (гексаграмма 64 «И Цзин»). Полная перезагрузка украинской власти в результате президентских и досрочных парламентских выборов не только не привела к активизации отношений Украина-Китай, но, скорее, откатила их назад. Лишь к концу года стали проявляться сигналы, что идет подготовительная работа по реанимации полноценного политического диалога между государствами.

  1. «Китайский бенефис Порошенко». Первый квартал 2019 г. ознаменовался интенсификацией отношений Пекин-Киев. Возникало такое впечатление, что команда украинского президента попыталась в последние месяцы успеть сделать все то, до чего у нее не доходили руки в предыдущие пять лет. В январе в Давосе прошла встреча Петра Порошенко с заместителем председателя КНР Ван Цишанем. По ее итогам, помимо прочего, было договорено провести в течении года четвертое заседание украинско-китайской Межправительственной комиссии по сотрудничеству. В развитие договоренностей прошли переговоры первого вице-премьер-министра – министра экономического развития и торговли Степана Кубива и посла КНР в Украине Ду Вэя (в Киеве) и заместителя министра иностранных дел Сергея Кислицы в Пекине. Проведение Межправкомиссии обсуждалось 15 марта на встрече посла Украины в КНР Олега Демина с заместителем министра иностранных дел КНР Чжан Ханьхуэем. Очевидно, Пекин сильно убеждали, но он мудро не поддался на уговоры провести Межправкомиссию с явно проигрывающей выборы командой П. Порошенко.
  2. «Передача китайской эстафеты». Так и неизвестно, состоялась ли встреча между Петром Порошенко и Владимиром Зеленским с целью передачи «президентских дел» (официально — нет). А вот на китайском направлении это в той или иной степени произошло, и это скорее заслуга уходившей команды П. Порошенко. В конце апреля украинская делегация приняла участие во Втором международном форуме «Один пояс, один путь». Ее возглавил С. Кубив, но в ее составе также был и руководитель Главного департамента внешней политики и европейской интеграции Администрации Президента Украины Игорь Жовква. Он провел встречу с заместительницей директора департамента, отвечающего за отношения с Украиной, Международного отдела Центрального комитета Коммунистической партии Китая Ван Минь, в ходе которой китайская сторона заявила, что полностью уважает выбор украинского народа. В дальнейшем И. Жовква продолжил работать с новой президентской командой и в сентябре был назначен заместителем главы Офиса Президента по международным вопросам. Как минимум, один высокопоставленный чиновник знает, что было до, и остался после. Спасибо – С. Кубиву.
  3. «Странное лето 2019-го». В первые месяцы президентства В. Зеленского было заметно, что приоритетность китайского направления в его команде была еще ниже, чем у его предшественника. Причем мяч был явно на украинской стороне. Так, посол Ду Вэй символично встретился с новым президентом 10 мая, то есть еще до инаугурации. Председатель КНР Си Цзиньпин прислал В. Зеленскому поздравительную телеграмму в связи с избранием, а в июне также направил письмо (содержание неизвестно). Однако далее дипломатических любезностей диалог не пошел. В течение года по инерции прошли два заседания подкомиссий Межправкомиссии – по сотрудничеству в образовательной сфере (июнь) и в сельском хозяйстве (ноябрь). Зато Офис Президента отметился организацией аномальной встречи президента с представителями неназванных китайских компаний, которые легко пообещали принести 10 млрд инвестиций (пресс-служба В. Зеленского так и не удосужилась обнародовать названия компаний). И их, кстати, даже не сопровождал китайский посол.
  4. «Не менее странная осень 2019-го». Как только был сформировано новый Кабмин во главе с Алексеем Гончаруком, китайская сторона вновь проявила активность. Уже в начале сентября посол Ду Вэй встретился с новоназначенным вице-премьером – министром по цифровой трансформации Михаилом Федоровым (повезло, что не с формальным наследником С. Кубива – министром экономики, торговли и сельского хозяйства Тимофеем Миловановым). Тогда мог обсуждаться вопрос наконец-то проведения Межправкомиссии, но новому правительству также было не до Китая. Кстати, как и новой Верховной Раде, – на конец года в ней уже сформировано полсотни комиссий по межпарламентским связям с иностранными государствами, но Китая среди них нет. Зато настоящий фурор во властных комитетах имел приезд в Киев основателя Alibaba Джека Ма. С ним встретились (и сделали селфи) и президент, и премьер-министр. Этого бизнесмена хотя бы сопровождал посол КНР в Украине. В то же время в начале осени вопрос украино-китайских отношений приобрел международное звучание. США устами советника президента США по нацбезопасности Джона Болтона выступили против продажи двигателестроительной компании «Мотор Сич» – алмаза в короне украинского оборонно-промышленного комплекса – китайским собственникам. В ответ посол Ду Вэй собрал пресс-конференцию в Киеве и указал на недопустимость вмешательства извне в сугубо…экономические отношения между двумя странами. Заочная пиар-дуэль показала, что Китай готов начать конкурировать за Украину со США. Однако по факту пока Киев больше прислушивается к Вашингтону и размышляет, как поступить. Как результат, давно заключенная сделка заблокирована до особого решения Антимонопольного комитета Украины.
  5. «Польза от конструктивной критики». Конец осени на китайском направлении также мог закончиться для Киева на минорной ноте. Один из лидеров мнений, соучредитель «Украинского института будущего» Анатолий Амелин заявил о полном провале китайской политики Украины. А именно – якобы президент не поздравил КНР с 70-летием создания, Украина не смогла освоить китайскую кредитную линию на 4 млрд долл., а также раскритиковал кадровую политику (отсутствие назначений посла и главы Межправкомиссии). В ответ пресс-секретарь президента Юлия Мендель в своем Фейсбуке оперативно опровергла часть претензий и сделала публикацию с фото поздравительного письма президента в адрес Си Цзиньпина. Затем ее пост был републицирован в Фейсбуке В. Зеленского. В свою очередь, МИД Украины выступило с заявлением о неизменном стратегическом сотрудничестве с Китаем, а по поводу кредита указало, что он чрезмерно дорогой. Наконец, 11 ноября министр иностранных дел Вадим Пристайко провел встречу с Ду Вэем, на которой обсудили «необходимости восстановления динамики политического диалога между двумя государствами». Теперь за отношения Украины со второй экономикой мира можно было не волноваться.
  6.  «Декабрьская оттепель»: «Ушли Послы! Да здравствуют Послы!». В мае в отставку подал посол Украины в КНР Олег Демин, назначенный в 2013 г. Виктором Януковичем. Она была закономерной и ожидаемой. Символичной, что соответствующий указ подписал проигравший выборы П. Порошенко. Украину в Китае стал представлять временный поверенный Виктор Пономарев. Лишь в декабре стало известно, что определена кандидатура нового посла – им стал Сергей Камышев. Он уже был послом Украины в КНР (2004-2009 гг.) и то это вполне удачное решение, принимая во внимание отсутствие китайской экспертизы внутри президентской команды. В декабре также стало известно, что Украину после всего трех с половиной лет работы покидает посол Ду Вэй. Обоюдная перезагрузка посольских миссий – это достаточно обнадеживающий сигнал о том, что государства могут начать с чистого листа.
  7. «А караван идет…, но есть вопросы». В такой ситуации китайская сторона сконцентрировалась на активизации своего бизнеса в украинской экономике. Но это проходит на региональном уровне, кроме того, компании из КНР пытаются стать надежными поставщиками и подрядчиками крупных государственных корпораций (портовая инфраструктура, нефтегазовый сектор, железнодорожное сообщение, энергетика и т.д.). Следствием этого стало увеличение на 35% товарооборота между странами – Китай впервые стал главным торговым партнером Украины, опередив Россию. Согласно официальной украинской статистике, за десять месяцев 2019 г. товарооборот между странами составил 10,4 млрд долл. (за аналогичный период прошлого года (АППГ) было 7,7 млрд долл.). Удельный вес Китая в украинском экспорте 6,9% (за АППГ 4,2%), а в импорте 15,1% (за АППГ 13%). При этом украинский товарный экспорт вырос на 76% (всего 2,9 млрд долл.), а китайский импорт на 24% (7,5 млрд долл.). Но это не привело к уменьшению негативного сальдо Украины в торговле товарами Китаю – оно составило 4,6 млрд долл. против 4,4 млрд долл. за 10 месяцев 2018 г. Отчасти, это связано с недобросовестной конкуренцией со стороны китайских поставщиков, и Украиной закономерно вводятся защитные меры (в частности, в сегменте оцинкованного проката и металлических труб). Впрочем, это кардинально не меняет общей картины. На повестке дня – интенсификация политического диалога, чтобы начать процесс пусть постепенного, но уменьшения такого торгового дисбаланса.

Владимир Головко

Текст впервые опубликован на сайте Коммуникационной Группы «Импульс»

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *