Великая пустота: Украина и Китай в 2018 году

Великая пустота: Украина и Китай в 2018 году

Спецификой нынешнего этапа украино-китайских отношений является не наличие результатов, а как раз их отсутствие. Но это не должно смущать. Как писал Лао Цзы: «Тридцать спиц соединяются в одной ступице, [образуя колесо], но употребление колеса зависит от пустоты между [спицами]. Из глины делают сосуды, но употребление сосудов зависит от пустоты в них. Пробивают двери и окна, чтобы сделать дом, но пользование домом зависит от пустоты в нем. Вот почему полезность чего-либо имеющегося зависит от пустоты». Поэтому из пустоты 2018 года уже в 2019-м, очевидно, возникнет полезность и результативность.

  1. Политическая пустота. Украинское руководство не нашло возможности активизировать отношения со своими китайскими коллегами в течении года. Были проигнорированы такие знаковые площадки как «Летний Давос» в Тяньцзине и выставка ЭКСПО в Шанхае. В последнем случае украинскую делегацию представлял первый вице-премьер-министр — министр экономического развития и торговли Степан Кубив. При все всем уважении к его персоне, для Пекина это не надлежащий уровень: в официальных сообщениях китайских государственных СМИ главы делегаций ниже премьер-министра не упоминались.
  2. Программная пустота. В декабре 2018 г. закончился период реализации «Программы развития отношений стратегического партнерства между Украиной и КНР на 2014—2018 гг.», но об ее обновлении пока речь не идет. На фоне избирательной кампании до этого руки не дойдут, а Пекин, в свою очередь, не будет проявлять активность, пока Украина не определится с новым президентом.
  3. Кадровая пустота. Украинский посол в КНР Олег Демин находится в Пекине более пяти лет (был назначен в июне 2013 года Виктором Януковичем). Очевидно, нужна замена. Работа посольства незаметна. Но у Петра Порошенко нет ни адекватных кадров для замены, ни стратегии на китайском направлении.
  4. Коммуникационная пустота. За год удалось провести лишь два мероприятия по линии Межправительственной комиссии по сотрудничеству Украина-Китай: 6-7 июня состоялось третье заседание Подкомиссии по вопросам научно-технического сотрудничества. На нем была согласована новая Программа научно-технического сотрудничества на 2019—2020 гг. А 8-10 ноября прошло пятое заседание Подкомиссии по вопросам сотрудничества в космической отрасли. По его итогам была расширена Программа сотрудничества до 80 проектов и определены приоритетные направления: исследования Луны и дальнего космоса, создание сверхтяжелой ракеты-носителя, разработка систем телеметрии, связи и управления космическими аппаратами, мониторинг космического мусора, прием и использование данных дистанционного зондирования земли и т.д.
  5. Финансовая пустота, впрочем, только у Украины. Китай занял шестое место в украинском экспорте товаров (1,933 млрд долл., или 4,2% в общей структуре), и второе место в украинском товарном импорте (6,882 млрд долл., или 13% в общей структуре). По итогам 11 месяцев 2018 г. негативное сальдо торговли товарами составило 4,949 млрд долл. не в пользу Украины. При этом поставки из Китая выросли на 35,8%, а из Украины на 4,7%. Дисбаланс усиливается.
  6. Пустота инициатив. Украина в очередной раз подняла вопрос о формировании зоны свободной торговли с Китаем. Как минимум, об этом в Шанхае в ноябре заявил С. Кубив. Однако оказалось, что Министерство экономического развития и торговли Украины еще даже не сделало первичного анализа того, есть ли смысл ее формировать. Но теперь появился повод это сделать.
  7. Пустота китайских инвестиций. Согласно данным Госстата Украины, по состоянию на 1 октября 2018 г. объем прямых китайских инвестиций составил всего лишь 17,818 млн долл., тогда как в январе текущего года этот показатель был на уровне 17,777 млн долл. То есть рост составил 41 тыс долл. Это стоимость одного офиса для компании средней руки в центре Киева и не самого фешенебельного. Это не провал, это унизительно для Украины.
  8. Пустота прозрачности. Впрочем, реальный масштаб китайского экономического присутствия в Украине намного шире, чем показывает официальная статистика. Примером этого является компания «Укрдонинвест». Ее собственник Виталий Кропачев (угольный бизнесмен из Донецка, в СМИ его называют «смотрящим» за угольной отраслью Украины от «серого кардинала» «Блока Петра Порошенко» Игоря Кононенко) много интересного рассказал в своем интервью «Экономической правде». В 2017 г. была создана компания «Сани Украина» (дистрибьютор китайского горно-шахтного оборудования), где 50% акций имеет «Укрдонинвест» и 50% китайской Sany Group. Оказывается, что руководство компании Sany Group в 2018 г. встречалось с министром энергетики и угольной промышленности Игорем Насаликом и даже подписало соглашение о сотрудничестве. Министерство об этом ничего не сообщало. Sany Group планирует расширить свое присутствие в энергетической и машиностроительной отраслях Украины. Она должна была предоставить «Укрдонинвесту» 6 млрд грн для приватизации «Центрэнерго» (но конкурс был отменен под влиянием других игроков). И прочее, и прочее, и прочее. Похоже, с китайскими инвестициями Украина наступает на те же грабли, что и ранее с Россией: проблема не в их появлении, а в том, что процесс крайне непрозрачен. И заходят они, мягко говоря, через людей с довольно неоднозначной репутацией.
  9. Оппозиция не терпит пустоты. Китайская непрозрачная активность уже наталкивается на противодействие. Так, один из лидеров Радикальной партии народный депутат Виктор Галасюк в конце 2018 г. раскритиковал планы привлечь для строительства объектов гидроэнергетики китайские компании и заявил, что 500 млн долл. должны уйти харьковскому «Турбоатому». До этого была кампания против поставок некачественного, но дешевого китайского оцинкованного проката в Украину. Также началась кампания против закупки в Китае, а не у украинских производителей колесных пар для «Укрзалізниці». Неожиданно «китайскую тему» взяла на вооружение лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко. Она уделила внимание Поднебесной в своем предвыборном «Новом курсе». Кроме того, имеет планы (естественно, в случае победы) привлечь Пекин к урегулированию конфликта с Россией (некий формат «Будапешт плюс») и даже непосредственно к возвращению Донбасса (по информации последовательного анти-тимошенковца политолога-публициста Тараса Кузьо, якобы Тимошенко пыталась это обсуждать в ходе своего визита в Вашингтон в начале декабря).

Владимир Головко, кандидат исторических наук, автор книг и статей научно-популярных изданий. Для Коммуникационной группы Импульс

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *