Россия теряет связь с Китаем

Россия теряет связь с Китаем

Все более заметным становится сворачивание сотрудничества между Россией и Китаем на разных уровнях дипломатического взаимодействия.

Личностный фактор играет исключительно важную роль в организации взаимодействия КНР со странами Новой Восточной Европы. Задача, которую решают их лидеры, состоит в том, чтобы установить и поддерживать тесные и доверительные отношения с Си Цзиньпином. Внешним проявлением этих отношений является обмен визитами на высшем уровне, регулярные телефонные переговоры (а не только обмен посланиями) и поздравления в связи как с государственными, так и личными праздниками. За последние 6 лет российско-китайское взаимодействие интенсифицировалось настолько, что президент РФ старался так организовать свой график, чтобы иметь возможность побывать в гостях у Си Цзиньпина и лично поздравить с днем рождения. В ином случае имел место долгий телефонный разговор и отправление подарков, учитывающих вкусы именинника, о которых подробно писала российская пресса. В этом году 15 июня какое-либо упоминание о дне рождения Си Цзиньпина в российской прессе отсутствовало, а на сайте президента РФ или российского МИДа так и не появилось сообщение о поздравлении китайского лидера. Причины этого беспрецедентного события пока неизвестны, но оно вполне укладывается в логику понижения уровня и сворачивания объемов китайско-российского взаимодействия, наблюдаемую в последние полгода.

В день рождения Си Цзиньпина, 15 июня «Интерфакс» опубликовал эксклюзивное интервью посла КНР в РФ Чжан Ханьхуэя (без упоминания о дне рождения китайского лидера), в котором тот рассказал о сотрудничестве двух стран в противодействии пандемии коронавируса, перспективах взаимодействия в сфере энергетики, дал оценку итогам Второй мировой войны и попыткам пересмотреть ее итоги, а также предложению РФ провести саммит «ядерной пятерки».

По словам посла, сотрудничество в условиях пандемии в полной мере продемонстрировало высокий уровень и особый характер китайско-российских отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху. Во-первых, стороны оказали друг другу решительную поддержку. Си Цзиньпин и Владимир Путин якобы неоднократно (?) связывались по телефону, согласовали важнейшие указания по стратегическому взаимодействию и противостоянию эпидемии. Россия пожертвовала Китаю 23 тонны противоэпидемических материалов и первой направила в Китай бригады медицинских специалистов, а китайское правительство после вспышки инфекции в РФ дважды оказывало помощь медицинскими материалами и направляло в Россию группы экспертов. Во-вторых, стороны в условиях пандемии продемонстрировали взаимное стремление к развитию практического сотрудничества. В первом квартале текущего года товарооборот между ними вырос на 3,4%. По темпам роста импорта из России Китай занял первое место среди своих основных торговых партнеров. В-третьих, Китай и Россия объединили усилия и добились значительных результатов в деле «уничтожения политического вируса, послали мощный сигнал в защиту международной беспристрастности и справедливости» (речь идет об обвинениях в сокрытии информации о распространении вируса).

Что касается оценки итогов Второй мировой войны, то китайская сторона определяет Китай главным полем битвы Второй мировой войны в Азии. Исходя из продолжительности конфликта (14 лет) и общего числа потерь (35 млн. человек) китайская сторона вводит понятие китайской «Великой Победы в антияпонской войне» и претендует на «неизгладимый вклад в победу во Второй мировой войне» в целом.

Программу действий на будущее посол определил как стратегическую стыковку. Предполагается, что посредством межправительственного механизма сотрудничества стороны будут развивать связи в области сельского хозяйства, финансов, научно-технических инноваций, цифровой экономики, электронной коммерции, здравоохранения, 5G. Задача ‒ создать китайско-российское сообщество научно-технических инноваций, нарушить технологическую гегемонию и блокаду со стороны некоторых западных стран.

Предложение Путина о проведении саммита стран ‒ постоянных членов СБ ООН определяется китайской стороной как важная инициатива, имеющая большое значение для поддержания авторитета ООН и Совбеза, для защиты глобального мира и безопасности. В нынешней обстановке саммит «пятерки» должен в первую очередь сфокусироваться на ключевых глобальных вопросах, в том числе на обеспечении глобальной безопасности в области общественного здравоохранения, борьбе с международным терроризмом, укреплении авторитета ООН.

Китайско-российское взаимодействие в прошедшем месяце продолжалось на уровне руководства МИДов. 2 июля под председательством заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова состоялось очередное заседание шерп/су-шерп стран БРИКС. В ходе встречи в формате видеоконференции участники обсудили динамику развития пятистороннего сотрудничества, календарь мероприятий, а также приоритеты работы объединения в текущем году в условиях глобального кризиса. 7 июля состоялся телефонный разговор заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Вершинина с заместителем министра иностранных дел КНР Ма Чжаосюем. В ходе разговора были рассмотрены взаимодействие на ведущих международных площадках, уточнены двусторонние подходы в связи с рассмотрением ситуации в Сирии и Йемене, а также меры по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции при координирующей роли ВОЗ.

Кроме того, взаимодействие продолжалось в рамках региональных объединений (ШОС, РИК). Так, 12 июня в Пекине прошла пресс-конференция генерального секретаря ШОС Владимира Норова, который рассказал о будущих проектах в рамках инициативы «Один пояс, один путь» и отчитался об успехах ШОС в борьбе с терроризмом. ШОС планирует построить «Новый азиатско-европейский трансконтинентальный транспортный коридор» общей протяженностью 10 тыс. 900 км из Китая через Центральную Азию и Россию до Роттердама в Нидерландах. Правоохранительные органы ШОС за 2019 год раскрыли 288 преступлений экстремистского характера, пресекли деятельность 78 подпольных террористических ячеек и возбудила уголовные дела в отношении 3800 лиц, причастных к террористической и экстремистской деятельности. Странам ШОС также удалось перекрыть шесть каналов переправки рекрутов в зоны боевых действий, заблокированы счета 5,5 тыс. лиц и 24 канала финансирования терроризма. Был ограничен доступ к более чем 23 тыс. интернет-ресурсов, содержащих материалы террористического и экстремистского характера. Кроме того, велась активная деятельность по пресечению каналов финансирования терроризма за счет наркоторговли. Так, в июле 2019 года и в марте 2020 года организация провела антинаркотические операции «Паутина», в рамках которых было изъято более 10 тонн наркотических веществ. На предстоящем осенью саммите ШОС планируется принять более 20 документов. ШОС разработала более 150 конкретных мероприятий по укреплению сотрудничества в рамках организации, которые будут закреплены в Плане действий по реализации стратегии развития ШОС до 2025 года. Повышенное внимание в Плане уделено «мерам по восстановлению экономики и укреплению экономического взаимодействия в рамках организации». Ожидается участие в осеннем саммите генерального секретаря ООН.

23 июня в рамках российского председательства в объединении РИК (Россия, Индия, Китай) состоялась видеоконференция министров иностранных дел трех стран. В ней приняли участие Сергей Лавров, Субраманьям Джайшанкар и Ван И. Отмечалась центральная координирующая роль ООН как универсального механизма многостороннего сотрудничества и обеспечения международного мира и безопасности. По оценке российской стороны, конференция носила символический характер, поскольку прошла накануне т.н. «Парада Победы в Москве», в котором приняли участие воинские контингенты из Индии и Китая, что «является наглядным подтверждением связывающей народы наших стран общей истории».

В ходе пресс-конференции Сергея Лаврова по итогам видеоконференции министров иностранных дел России, Индии и Китая прозвучали как уже привычные заявления российской стороны о «деструктивной линии ряда государств, направленной на демонтаж сформированной в послевоенный период архитектуры глобальной безопасности, краеугольным камнем которой является и остается Устав ООН», так и ряд совершенно новых инициатив, встретивших поддержку со стороны Китая и Индии. Во-первых, речь идет об усилении координации внешнеполитического взаимодействия трех стран в «Группе двадцати», ШОС, БРИКС и в ООН, особенно в предстоящие два года, поскольку в 2021-2022 годах Индия будет занимать место непостоянного члена СБ ООН. Кроме того, Россия поддерживает кандидатуру Индии на место постоянного члена СБ ООН. Во-вторых, обсуждалось усиление внимания энергетике и политологическим контактам между соответствующими «мозговыми» трестами. Была достигнута договоренность поощрять ученых, бывших дипломатов и военных, сотрудников других сфер международной деятельности на то, чтобы они генерировали идеи для последующего рассмотрения с прицелом на использование в практической работе объединения. В-третьих, было поддержано российское предложение дополнить круг вспомогательных органов формата РИК совещаниями министров обороны трех стран. Первое такое совещание условлено провести в период российского представительства, как только позволит эпидемиологическая обстановка. Наконец, российская сторона особо акцентировала на том, что сотрудничество в рамках ШОС, БРИКС, либо «тройки» Россия–Индия–Китай никоим образом не является альтернативой нынешней системе международных отношений, а вытекает из норм Устава ООН, прямо поощряющего развитие региональных структур сотрудничества.

В ходе онлайн-сессии «Россия и постковидный мир» в рамках международного форума «Примаковские чтения» (10 июля) Сергей Лавров дал расширенную оценку (дез)интеграционным процессам на пространстве Евразии. По его словам, в Евразии действуют как силы, которые «сколачивают» блоки по интересам и пытаются внедрять конфронтационные нотки в процессы», так и центростремительные тенденции. Примером первых являются продвигаемые США «т.н. Индо-Тихоокеанские концепции, нацеленные на подрыв центральной системообразующей роли АСЕАН в Азиатско-Тихоокеанском регионе и направленные на то, чтобы попытаться сколотить группу стран, которые будут откровенно, это даже не скрывается, сдерживать Китай в его развитии». С другой стороны, у Китая, России, Индии и даже Евросоюза в силу разных причин есть основания стремиться проводить независимую от США внешнюю политику в рамках региональных объединений (АСЕАН, ЕС, ШОС, ЕАЭС). Российский подход состоит в углублении трансрегионального взаимодействия, создании большого евразийского партнёрства, инициативу формирования которого Владимир Путин выдвинул на саммите Россия-АСЕАН несколько лет назад в Сочи. Как признает Лавров, неизбежно столкновение экономических интересов в целом ряде случаев, но готовность опираться на международно-правовые принципы позволяет эти экономические интересы примирять через поиск их баланса. Что касается российской позиции относительно торгового противостояния США и КНР, то, по словам Лаврова, «мы здесь выгоды не поимеем ни в отношениях с Евросоюзом, ни в отношениях с Индией, которые у нас носят традиционно дружеский, неконъюнктурный характер и перемен в которых я не предполагаю».

30 июня состоялось заседание Координационного совета Университета ШОС в формате видеоконференции при поддержке Фонда Росконгресс. В заседании приняли участие Генеральный секретарь ШОС Владимир Норов, министры образования Казахстана, Китая, Киргизии, России и Таджикистана, руководители совета ректоров от каждой страны-участницы УШОС, а также представители Беларуси, являющейся наблюдателем при ШОС. На встрече подчеркивалась важность постепенного восстановления уровня академической мобильности на пространстве ШОС как неотъемлемой части эффективного образовательного процесса. По итогам заседания утвержден перспективный план работы УШОС до 2023 года, а также поддержана кандидатура Владимира Филиппова на должность ректора УШОС.

Инициатива возобновления взаимодействия на высшем уровне принадлежала российской стороне. 6 июля, то есть впервые за два месяца (с 9 мая, если исходить из официальных сообщений), Владимир Путин направил Си Цзиньпину телеграмму, в которой выразил соболезнования в связи с трагическими последствиями масштабных наводнений в южных провинциях Китая. 8 июля по инициативе уже китайской стороны состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Си Цзиньпином. Последний поздравил Владимира Путина с успешным проведением всенародного голосования по поправкам к Конституции РФ. Была выражена твёрдая взаимная поддержка в вопросах защиты суверенитета, недопущения вмешательства во внутренние дела извне и обеспечения верховенства норм международного права (к слову, первоначальные конституционные инициативы Путина как раз предполагали отказ от этой нормы в пользу приоритета национального законодательства). Российский президент поблагодарил Си Цзиньпина за направление представительной делегации и подразделения Народно-освободительной армии Китая для участия в торжественном параде в ознаменование 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Стороны подтвердили стремление и далее активно наращивать экономическое взаимодействие с опорой на масштабные проекты в сферах поставок углеводородов, мирного атома, гражданского авиастроения, научно-технического и инновационного сотрудничества. Было условлено о продолжении контактов на различных уровнях. Как позднее сообщил посол РФ в КНР Андрей Денисов, визит российского президента в Китай состоится в 2020 году, но точные даты пока неизвестны. Он отметил, что даты могут быть смещены и из-за эпидемиологической ситуации, конкретные планы не обсуждаются.

Богдан Галь, Владимир Головко

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *