Депортация, проверки, закрытие границ: как Китай и Россия борются с вирусом полицейскими мерами

Депортация, проверки, закрытие границ: как Китай и Россия борются с вирусом полицейскими мерами

Месяц назад, то есть еще до эпидемиологической ситуации и объявления карантинных мер в России, московские власти обратили на себя внимание ограничениями, введенными в адрес граждан КНР. Эти ограничения, касавшиеся, например, свободы передвижения китайцев по городу, использования общественного транспорта, не были обнародованы, но примеры их применения стали широко известны и вызвали недовольство посольства КНР в России. В дальнейшем, последовали задержания десятков граждан КНР за нарушение режима самоизоляции после возвращения из КНР и выдворение их из России. На рассмотрении находятся десятки аналогичных дел.

Во время очередного брифинга пресс-секретарю российского МИДа Марии Захаровой журналисты задали вопрос об обоснованности задержаний, а также о том, в курсе ли российский МИД подобной ситуации и не считает ли принимаемые меры чрезмерными. Захарова ответила, что в соответствии с действующим в РФ порядком иностранцы, нарушившие карантинные предписания, могут быть депортированы. По ее словам, МИД в режиме онлайн отслеживает ситуацию, сложившуюся в этой связи с гражданами КНР, взаимодействуя с китайской стороной с учетом дружественного характера двусторонних отношений.

Обращение посольства к мэрии Москвы не возымело никакого действия. 10 апреля мэр Москвы Сергей Собянин сообщил, что за несоблюдение режима самоизоляции еще несколько десятков граждан КНР были высланы из Москвы. Как он выразился, «наказано несколько сотен, а выслано несколько десятков, но этого хватило. Этого хватило, чтобы все поняли, что шутки в сторону. Что надо находиться на местах». Мэр Москвы добавил, что в первую очередь проверки проходили в общественном транспорте: «Мы начали просто фронтально проверять всех, кто перемещается в общественном транспорте. И это, конечно, вызвало такой негативный резонанс». По его словам, изначально система была не готова к отслеживанию китайских туристов «до последнего человека». При этом мэр отметил, что серьезность распространения вируса COVID-19 стала понятна во время вспышки в Ухане, и уже тогда в московском транспорте с подачи мэрии стали отслеживать и передавать полиции граждан КНР. То есть, как теперь обнаружилось, предвзятое отношение к китайцам, о котором писали журналисты и которым возмущалось посольство КНР в РФ, было не эксцессом исполнителей, а проявлением осознанной, но не озвученной карантинной политики московских властей.

Изначально российские власти приняли решение депортировать всех инфицированных вирусом COVID-19, другими словами, всех граждан КНР возвращать на родину, поскольку в тот момент ни о каких других носителях речь еще не шла. Под давлением китайской стороны, от этого намерения якобы отказались и заявили о готовности лечить всех зараженных в России, независимо от гражданства.

Однако события последних недель указывают на то, что эти последние обещания выполнены не были и под предлогом выдворения нарушивших карантинный режим российская сторона депортирует заразившихся COVID-19. Так, у 40 граждан КНР, вернувшихся на 9 апреля из России в город Суйфэньхэ северо-восточной китайской провинции Хэйлунцзян подтвержден вирус COVID-19. Все заразившиеся прибыли во Владивосток из Москвы рейсами «Аэрофлота», начиная с 27 марта. Из Владивостока они доехали до китайской границы на автомобилях. Большинство из недавно заразившихся с 30 марта пересекали границу через пункт пропуска Пограничный ‒ Суйфэньхэ, один ‒ через пункт пропуска Полтавка ‒ Дуннин. По данным комитета по вопросам здравоохранения провинции Хэйлунцзян, за 11 апреля коронавирус подтвержден еще у 21 человека, все они ранее вернулись из России, еще пятеро были заражены, но без симптомов. Двое заразившихся в округе Хулунбуир, который граничит с Хэйлунцзяном, также прибыли из России. 4 апреля они вылетели из Москвы в Читу, а 5 апреля въехали в Китай через пункт пропуска Забайкальск ‒ Маньчжурия. 12 апреля коронавирус был выявлен в Шанхае у 51 человека. Все они 10 апреля вылетели из России на одном рейсе и прибыли в международный аэропорт Пудун. С симптомами их госпитализировали в больницу, где поставили диагноз COVID-19. Не уточняется, из какого города они вылетели и был ли рейс специальным чартером для вывоза китайских граждан из РФ.

Столкнувшись с проникновением вируса извне, власти КНР сначала приостановили грузовые перевозки через три российско-китайских погранперехода, в том числе через Пограничный ‒ Суйфэньхэ. Причиной закрытия пунктов китайские власти назвали увеличение потока машин и возникающие при этом очереди. Потом китайское посольство информировало МИД РФ о том, что в целях недопущения трансграничного распространения коронавируса COVID-19 китайская сторона, основываясь на положениях двусторонних межправительственных соглашений о режиме российско-китайской государственной границы и о пунктах пропуска на российско-китайской государственной границе, с 7 апреля 2020 года временно закрывает пассажирский коридор пункта пропуска Суйфэньхэ. С 9 апреля Пекин закрыл для пассажирского сообщения все пункты пропуска на китайско-российской границе.

Приграничные города Суйфэньхэ и Харбин заявили, что будут требовать от всех, кто вернулся из-за границы, пройти 28-дневный карантин, а также тесты на нуклеиновую кислоту и антитела. На границе с РФ возле Суйфэньхэ китайская сторона разворачивает госпиталь.

Богдан Галь, Владимир Головко

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *