Россия собирается строить Силу Сибири-2 через Монголию. Какие перспективы газопровода?

Россия собирается строить Силу Сибири-2 через Монголию. Какие перспективы газопровода?

По оценкам руководителей российского «Газпрома», к 2035 г. китайским потребителям понадобится дополнительно от 80 до 110 млрд. м3 газа в год. Прежде всего, российская сторона готова закрыть эти потребности с помощью собственных производителей СПГ и Северного морского пути. К 2023 г. «Газпром» и «Русгаздобыча» достроят завод «Балтийский СПГ» в районе города Усть-Луга в Ленинградской области проектной мощностью 13 млн. тонн в год (чуть больше 19 млрд. м3 после регазификации). Компания «Новатэк» строит завод «Арктик СПГ-2» на Гыданском полуострове мощностью 19,8 млн. тонн сжиженного газа в год, ‒ CNPC принадлежит 20% этого предприятия. Потом компания построит «Арктик СПГ-1» на Солетско-Ханавейском месторождении в Ямало-Ненецком округе. По словам главы «Новатэка» Леонида Михельсона, это даст еще порядка 20 млн. тонн СПГ в год.

Наконец, есть проекты дополнительных трубопроводных поставок российского газа в КНР. Год назад, на Восточном экономическом форуме-2018 В. Путин и Си Цзиньпин поручили специалистам профильных ведомств в кратчайшие сроки согласовать все необходимое для строительства газопровода по западному маршруту «Алтай», который еще называют «Сила Сибири-2». Предполагалось, что эта магистраль увеличит поставки российского газа в КНР на 30 млрд. м3 в год и принесет российской стороне за 30 лет более $300 млрд.

Однако в начале декабря стало известно, что «Газпром» может отказаться от строительства газопровода из России в Китай через Алтай и сосредоточиться на более протяженном транзитном маршруте через Монголию. 3 декабря, после переговоров в Москве с руководством РФ и «Газпрома» о поддержке альтернативного маршрута заявил премьер-министр Монголии Ухнаагийн Хурэлсух. «Я понимаю, что сегодня дан старт началу этого проекта», ‒ сообщил он после встречи с премьером Дмитрием Медведевым.

Маршрут через Алтай (т.н. «западный») обсуждался с начала 2000-х гг., так как представляет собой кратчайшее расстояние между основными месторождениями «Газпрома» в Западной Сибири и границей с Китаем. Кроме того, он позволил бы «Газпрому» перебрасывать объемы между рынками Европы и Китая. Однако у маршрута есть свои минусы:

  • газ поставляется в малонаселенную западную часть Китая, откуда его придется транспортировать в центр и на восток страны;
  • проект технически труднореализуем, поскольку на последнем отрезке пролегает через горный массив.

С другой стороны, маршрут через Монголию позволит сразу привести газ в Северо-Восточный Китай, в частности в район Пекина, а прокладка газопровода в степи обойдется дешевле. Однако такой вариант означает транзитные риски.

Монголия многие годы предлагала России и Китаю свою территорию для транзитных трубопроводов, но безуспешно. Первой предпосылкой для изменения позиции стали заявления В. Путина в сентябре. Президент попросил А. Миллера подумать о монгольском транзитном маршруте, назвав его «непростым», но «вполне реалистичным», подчеркнув, что китайские партнеры также склоняются к этому направлению. Ресурсной базой, по его мнению, могли бы стать не только месторождения «Газпрома» в Иркутской области и Красноярском крае (при этом готовых к разработке запасов сейчас нет), но и Ямал, «чтобы собрать необходимые запасы для этих поставок по западному маршруту на Китай через Монголию».

Российские отраслевые эксперты считают, что при принятии окончательного решения следует учитывать отсутствие готовой ресурсной базы проекта, ‒ есть вариант вовлечь в орбиту интересов «Газпрома» ресурсы независимых компаний, у которых есть запасы в Восточной Сибири, «однако формат таких отношений пока трудно представить». Впрочем, времени, которое понадобится для проектирования (1-2 года) и строительства трубопровода до границы с Монголией (4-5 лет) должно хватить для подготовки необходимой ресурсной базы. Более серьезным ограничением является традиционное неприятие со стороны как «Газпрома», так и CNPC транзитной составляющей при импорте российских энергоносителей.

Богдан Галь, Владимир Головко

Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *