Самый богатый китайский миллиардер стал партийным коммунистом

Самый богатый китайский миллиардер стал партийным коммунистом

В эпоху правления Си Цзиньпина границы между китайскими бизнесом и политикой стираются, если уже китайский олигарх Алибаба принят в партию.

Набирающий обороты скандал вокруг компании Huawei, точнее, его первая фаза — задержание в Канаде ее финансового директора Мэн Ванчжоу и последовавшее освобождение под залог вследствие жестких ответных мер Китая — заставляет несколько по-новому посмотреть на то, что происходит с транснациональным китайским бизнесом при Си Цзинпине в условиях новой китайской политики США, пишет «Деловая Столица».

Миллиардер-коммунист

Так, недавно международная деловая общественность была удивлена опубликованным в Китае официозной газетой «Жэньминь жибао»списком из 100 человек, внесших выдающийся вклад в политику реформ и открытости. В нем основатель сервиса Alibaba Джек Ма упомянут как член КПК. Когда именно Джек Ма стал членом партии, не уточняется. Дело это серьезное — ввиду этого членства его деятельность никак нельзя рассматривать как отдельную от государственной политики Пекина. Ведь личное состояние прогрессивного Ма, сведшего в свое время дружбу с Бараком Обамой, оценивается в $36,6 млрд — Ма занимает третье место в списке самых богатых китайцев.

Как известно, под его руководством Alibaba вошла в число десяти крупнейших компаний мира по объему рыночной стоимости, сделав Китай ведущим игроком мировой индустрии электронной торговли, интернет-финансов и облачных вычислений. Периодически обставляя американский Amazon Джефа Безоса (и хотелось бы сказать, что, обостряя отношения с Китаем, Дональд Трамп заботится о бизнесе Безоса, но увы — хозяин The Washington Post входит в число злейших врагов президента). В этот китайский список также входят генеральный директор Baidu Робин Ли и глава телекоммуникационной компании Tencent Ма Хуатенг, которые, насколько известно, не состоят в компартии. Но, по-видимому, это дело времени.

Логичным выглядит предположение, что в меняющейся геополитической ситуации с обеих сторон — госаппарата Китая и продвинутых китайских ТНК — имеет место быть некоторое сближение, поскольку глобальная конкуренция теперь крайне обострена, и вести ее все игроки намерены, в том числе, и чисто политическими методами. Иначе почему КПК сочла необходимым сообщить о вступлении Джека Ма в Компартию именно сейчас и зачем главе Alibaba вообще понадобилось членство в КПК?

В эпоху правления Си Цзиньпина границы между бизнесом и политикой становятся все более размытыми. Отвергая политическое наследие Дэн Сяо Пина, в частности, установленный при нем десятилетний срок сменяемости власти, госаппарат Китая вновь стремится к тому, чтобы партия играла главенствующую роль во всех сферах жизни, в том числе и в экономике.

«Мы наблюдаем растущую связь между лидирующими интернет-компаниями Китая и правительством, поскольку власти рассматривают эти компании как один из наиболее эффективных средств для реализации своих политических инициатив, — сказал работающий в Пекине аналитик Марк Наткин в интервью агентству Блумберг. — Становясь членом партии, вы снимаете шляпу перед ней, признавая ее легитимность. В то же время членство в партии не требует от вас высокой политической активности».

Иными словами, КПК может постепенно превратиться в нечто вроде брежневской КПСС или путинской «Единой России» — правда, в их лучшие времена.

Вашингтонское обострение

Впрочем, у Ма может появиться и больше времени на занятие партийными делами. Ведь в сентябре он заявил, что готовится оставить пост главы холдинга Alibaba Group через год. Его преемником в председательском кресле станет исполнительный директор Alibaba Group Дэниэл Чжан.

Ма и ранее неоднократно заявлял о своем желании оставить бизнес и сосредоточиться на благотворительной деятельности (которая, отметим, может носить и политический характер — а свой вариант Фетхуллаха Гюлена Си Цзинпину точно не нужен, вот и берут миллиардера под партийное крыло). Он также не исключал, что вернется к преподаванию. Созданный им фонд занимается образовательными программами в отдаленных районах Китая.

Бывший преподаватель английского языка Джек Ма стал одним из основателей компании Alibaba Group в 1999 г. и является ренессансной, многосторонней личностью. Например, в состав Alibaba Group входит собственная электронная платежная система, облачный сервис расчетов, служба доставки еды в Китае, а также кинокомпания — в 2017 г, она выпустила короткометражную ленту жанра «фильм о кунг-фу» с участием Джета Ли и самого Джека Ма, для которого роль мастера Ма стала актерским дебютом.

Но, кроме того, Alibaba инвестирует в разработку проектов, вполне себе применимых в военной сфере, — речь о беспилотных автомобилях и системах распознавания голоса.

Между тем отношения корпорации с Соединенными Штатами теперь далеко не безоблачны. Так, недавно китайский интернет-ритейлер был снова включен американскими властями в список «пиратских рынков» из-за массовых продаж нелицензированной продукции. Четыре года назад компания была исключена из списка, однако сейчас власти США заявляют, что через принадлежащую Alibaba Group онлайн-платформу Taobao проходит огромный объем контрафакта.

Президент Alibaba Group Майкл Эванс заявил, что не понимает, было ли это решение «принято на основании фактов или же продиктовано политической обстановкой». Но, похоже, в рамках современных правил игры особого значения это уже не имеет. Ведь президент США Дональд Трамп с самого начала своей президентской кампании обвинял китайские компании в нарушении прав интеллектуальной собственности и начал активно укрощать их аппетиты. Конечно, представители Taobao уверяют, что ужесточили правила контроля за товарами и требуют от поставщиков доказательств подлинности продукции. Но почему-то не кажется, что это сильно волнует американские ведомства, или что китайцам доверяют.

Известно, что руководство Международной коалиции по борьбе с контрафактной продукцией (IACC) приостанавливало членство Alibaba в организации из-за подозрений в нарушении авторских прав. Более того, 250 компаний-членов IACC пригрозили выходом из организации в знак протеста против членства китайского ритейлера. После таких наездов неудивительно, что китайские транснациональные кочевники готовы устремиться в объятия родной партии, даже если они, в общем-то, гонконгцы (и гигантский мост — аж до Макао — недавно открытый председателем Си выглядит весомым аргументом).

Параллельно, под горячую руку Пекина — и одновременно США — попала Канада, арестовавшая по американскому ордеру, а впоследствии выпустившая под дипломатическим давлением КНР гражданку Китая Мэн Ванчжоу, финансового директора и дочь основателя компании Huawei.

Вопрос оказался «горячим». Дело в том, что правоохранители США подозревают Мэн Ванчжоу в торговле с Ираном в обход американских санкций. Против нее выдвинуты обвинения в создании схем для обмана нескольких американских финансовых учреждений.

Канадские судьи пока не пришли к окончательному решению в вопросе о передаче топ-менеджера Huawei американским правоохранительным органам. Но политическая помощь в адрес китайской фирмы, которую подозревают в шпионаже в некоторых странах Запада — а именно такая защита усилит идиосинкразию Трампа — пришла из Европы. В частности, министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр заявил, что Huawei является важным предприятием для Франции, и он приветствует ее инвестиции во французскую экономику. Заявление было сделано в ходе проходившего в Париже Шестого китайско-французского экономического и финансового диалога.

Поскольку отношения нынешнего Белого Дома с Европой — в особенности с Францией — напряжены не менее, а может быть, и побольше, нежели с Китаем, то для Трампа эта характеристика может оказаться дополнительным аргументом, чтобы давить как на Huawei, так и на вставляющую палки в колеса Канаду. Правда, политизация вопроса Пекином — притом, что обвинения в сотрудничестве компании с Ираном в обход санкций в своем ядре, конечно, политические — может произвести на Оттаву обратный эффект и стимулировать канадцев выдать американцам финансового директора Huawei. Поможет ли ей вступление в компартию — неизвестно.

Порешали, но не забыли

Впрочем, не у всех китайских компаний так плохо обстоят дела с американскими властями, и некоторые менеджеры, возможно, с большим удовольствием вступят, скажем, в Республиканскую партию США, нежели в родную КПК. Так, китайская ZTE, занимающаяся производством телекоммуникационного оборудования и смартфонов, в первой половине 2018 года получила убыток в размере $1,1 млрд из-за введенных против нее санкций США. Годом ранее компания отчиталась о прибыли. Однако минувшей весной, в апреле, Вашингтон запретил компании продавать свои комплектующие в США, объяснив введенные ограничения тем, что ZTE нарушила санкции против Ирана и КНДР и продавала им оборудование, произведенное из американских комплектующих.

ZTE оказалась в очень непростом положении — Министерство торговли США запретило американским производителям иметь какие-либо бизнес-отношения с этой компанией до 2025 г. В связи с этим в начале мая компания временно остановила основную производственную деятельность. Все логично, вроде бы та же история, что и с Huawei.

А вот дальше начались странные вещи.

Дело в том, что в июне министр торговли США Уилбур Росс (сегодня он вроде бы готовится на выход) заявил о достижении соглашения с ZTE, согласно которому компания сможет вернуться на рынок США после выплаты штрафа в размере $1 млрд. И поползли слухи о взятке. Поэтому впоследствии Сенат США проголосовал за восстановление жестких санкций против компании ZTE, отвергнув тем самым попытки президента Дональда Трампа разрешить китайскому телекоммуникационному гиганту возобновить бизнес с американскими поставщиками.

Такая мера является частью законопроекта о военных расходах, за нее проголосовали 85 сенаторов, но 10 сенаторов голосовали против возобновления санкций. Это положение отменяет сделку, которую согласовало Министерство торговли США. Сделка предусматривала выплату штрафа в сумме $1 млрд, внесение $400 млн на счет условного депонирования, полную смену совета директоров и внедрение мониторинга на 10 лет. Началась кулуарная борьба.

Ведь, как оказалось, прежде чем данный законопроект станет обязательным к исполнению законом, он должен был быть согласован с другим законопроектом, который уже прошел голосование в Палате представителей, но …не содержал пункта о возобновлении санкций в отношении ZTE.

Если согласование будет пройдено и законопроект получит поддержку Конгресса США, затем его должен подписать президент Дональд Трамп. Позже сенаторы каким-то образом окончательно сняли санкции против ZTE, приняв ежегодный «оборонный акт» без текста о возобновлении торговых ограничений против китайской компании. Хотя изначально акт предполагал отменить договоренность президента США Дональда Трампа с ZTE, которая позволила китайцам возобновить деятельность. Однако затем Сенат как бы устранил эту часть из «оборонного акта»…

Белый Дом продолжают обвинять в незаконных договоренностях с ZTE, притом что понятно — на фоне очередных вашингтонских скандалов эта тема временно ушла на дно. А в декабре оборудование ZTE запретили в Японии. Так надо ли теперь и менеджменту, основателям и акционерам ZTE вступать в Компартию Китая? Или «порешать» можно и с американскими республиканцами?

Справедливости ради, эта компания выполнила все требования США — но дело в том, что законодатели и суды в Америке могут все равно счесть ее нелегальной, ну а Уилбур Росс все равно уходит в отставку, так что к нему не пристанет.

Борьба США с китайскими корпорациями выходит на новый уровень — торговую войну маскируют нарушениями режима санкций, но от этого конфликт не становится менее ожесточенным. Зацепить он может и Украину — в военно-промышленном секторе мы уже слышали от американских партнеров кое-какие покашливания, в частности они касались производства учебных самолетов в Китае. Едва удалось остановить захват китайцами «Мотор-Сичи», вопросы могут возникнуть и в отношении проекта китайского вертолета АНL, который признан невозможным без украинского двигателя. А уж телекоммуникационные китайские фирмы сегодня чувствуют себя в Украине как дома. Рано или поздно все эти телодвижения могут вызвать вопросы у американского правительства. Как, собственно, это постепенно происходит везде.

Поэтому изменения в поведении китайских миллиардеров отнюдь неслучайны. И интерес вызывают только два футуристических намека. Первый — не готовят ли из новоиспеченных членов партии смену нынешнему поколению китайских аппаратчиков? И второй — придется ли китайским магнатам предъявлять свои партийные удостоверения на границах других стран?

В том числе, возможно, и в Борисполе.

Источник: dsnews.ua


Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *